Музей памяти Лопасненского краяг. Чехов

Победители

За рычагами «тридцатьчетвёрки»

Матвеев Александр Викторович (1913- 2006). Публикуем воспоминания  бывшего механика-водителя танка Т-34 213-ой отдельной Оршанской Краснознамённой ордена Кутузова 2 степени танковой бригады, названные автором: «Война и мир». (Отпечатано с помощью друзей в 1996-2002г. Передано в музей собственноручно 20 февраля 2002 года.)

…После пребывания в формировочном полку я был направлен во 2-ой гвардейский танковый корпус, в котором с середины октября 1943 года и началась моя боевая служба.

Воевать пришлось на знакомой мне английской технике. Вот уж дрянь! Не говоря о том, что броня тонкая, пушка малокалиберная, самое плохое то, что двигатель предназначен для эксплуатации на бензине. В результате, при малейшем попадании танк вспыхивает, взрываются бензобаки, за ними - боеукладки. Экипаж, как правило, не успевает выбраться из машины и, даже не получив ранений, сгорает заживо. Вдобавок, узкие гусеницы в значительной мере снижают проходимость танка не только на болотистой местности, но и в рыхлом снегу и на свежевспаханном поле. Танк теряет скорость, вязнет и становится удобной мишенью для противника. Кроме того, большая высота танка по сравнению с шириной существенно уменьшает его устойчивость, ограничивает применение при боковом крене, что не позволяет в должной мере использовать рельеф местности для маскировки и укрытия от огня противника.

Воевал во 2 танковом корпусе более или менее успешно, согласно уставу – с задраенным лобовым люком. В процессе одной из наступательных операций удалось раздавить две вражеские пушки, одну – вместе с «прислугой». Но вот, в конце декабря 1943 года, часа в 4 пополудни, мою машину подбили: попаданием снаряда были перебиты гусеницы, и танк не мог более передвигаться. Спасаясь, командир машины и артиллерист-заряжающий пытались выскочить, но были убиты автоматными очередями и остались висеть в люках башни. Пока я открывал лобовой люк, машину подожгли. Радист-пулемётчик попытался вылезти через открывшийся лобовой люк, но тоже был расстрелян и остался в люке. С учётом печальной участи экипажа, мне пришлось выбираться через десантный люк, находящийся в днище танка.

Очень неприятно, когда на тебе горит ватник, на который льётся горящий бензин! Выбравшись из танка, я не рискнул сразу же выползти из-под него, чтобы не разделить судьбу экипажа, а остался лежать под горящей бронемашиной. Снег под танком и вокруг него таял от жары. Лёжа под днищем танка, я в первую очередь потушил горящий бушлат и начал ворочаться со спины на живот, с боку на бок: сверху - горячо от раскалённого  днища танка, снизу - холодно и мокро. Хорошо ещё, что почти полностью в ходе боя были израсходованы как бензин, так, в особенности, и боеукладка. Провалявшись под танком больше часа (уже смеркалось, и стрельба прекратилась), вылез из-под него и по следу своей гусеницы, вдавленной в снег, пополз в сторону исходных позиций. Полз долго, в полубессознательном состоянии был подобран нашими пехотинцами и с их помощью отправлен в госпиталь.

В результате боевого крещения попал в госпиталь не только с ожогами рук, груди, но и с воспалением лёгких. Для себя сделал вывод: едучи «в дело», в нарушение устава надо держать лобовой люк открытым. В дальнейшем этот опыт часто помогал мне, хотя иногда приходилось убеждаться и в рискованности его применения. В госпитале был награждён знаком «Гвардия». После излечения из полка формирования в конце мая 1944 года меня направили в 213 отдельную танковую бригаду, в составе которой провоевал до конца войны…

Продолжение →

матвеев

А.В. Матвеев